Не знаете как выбрать?

Если не вспоминать, то не снится: пострадавшая в керченской трагедии

 Студентка Наталья Калиниченко - одна из тех, кто получил серьезные ранения во время взрыва в Керченском политехническом колледже: ей оторвало ступню и раздробило бедро, - до сих пор находится на лечении и нуждается в реабилитации. С девушкой встретились журналисты РИА Новости Крым, - передает Керчь.ФМ.

 

17-летняя девушка не хочет, чтобы ее жалели. Она хочет только одного - чтобы рядом были ее близкие друзья и отец, которые помогают ей вернуться к обычной жизни.

 

Наташа полусидит-полулежит на кровати в своей комнате. Возле нее трется кошка Мася. Пока девочка с папой были в московской больнице, кошку отдавали знакомым. За семь месяцев, признается девушка, любимица их почти забыла и встретила с небольшой враждебностью, но сейчас уже снова доверяет своим хозяевам.

 

Наталья вернулась в Керчь в мае, но в Москву ей еще предстоит ездить: ее ждет операция на стопе для будущего протезирования, а еще нужно восстановить слух - на правом ухе от взрыва лопнула барабанная перепонка и девушка им плохо слышит. Так что Масе снова придется привыкать к новому дому.


"Отпустили из больницы, чтобы отдохнула. Тяжело, конечно, в четырех стенах. Близкая подруга навещала, когда могла, но в основном туда никуда не пускают. Гулять меня стали выпускать, когда начала ходить, где-то в марте. А папа все это время был рядом, жил в гостинице", - рассказывает Наташа.

В Керчи Наташа встречается с друзьями, старается каждый день гулять, ходит с палочкой. От ступни, по ее словам, осталась только пятка, когда девушка много ходит, нога начинает сильно болеть. А первого сентября она вернулась к учебе. Девушка решила остаться в политехническом колледже, но ее перевели на индивидуальную программу обучения.

"Пока была в больнице, ко мне учителя ходили. Прошли всю программу. Оценки передали в колледж. А 1 сентября я сама пошла туда", - говорит девушка.

По ее словам, особенного волнения, когда перешагнула порог колледжа, она не испытала. Говорит, что он был "жизненный", там училось много ребят и ей это очень понравилось. Наташа поступила в керченский политех только в прошлом году, проучилась всего полтора месяца до нападения Рослякова.

"События прошлого года обсуждаю с некоторыми. Вспоминаем, сколько было ран, у кого больше. У всех было много ран, переломов. Но без подробностей. Ведь если не вспоминать, то и сниться не будет", - рассказывает Наташа.

Все эти долгие месяцы девушку поддерживало много людей. В больницу приходили даже знаменитости, но самые ценные слова поддержки ей говорили три близкие подруги и один молодой человек. Он из Керчи, Наташа познакомилась с ним в соцсетях. Сначала общались звуковыми сообщениями в мессенджерах, а потом уже увиделись в реальной жизни. И вместе они сейчас проводят много времени.

"Я не хочу, чтоб меня жалели, я все та же, только внешне поменялась - с ногой, а так я все та же Наташа, тот же человек", - говорит она.

Сама Наташа не рассказывает о событиях 17 октября прошлого года. За нее это делает папа - Юрий Константинович.

"Вчера приходил следователь, он пять часов опрашивал Наташу. Но про тот день она ничего не захотела говорить. Он записывал с моих слов. Потом она уснуть долго не могла из-за этого Рослякова", - рассказывает Калиниченко.

По словам отца, в момент стрельбы в колледже он был дома. Дочка сама позвонила с телефона подруги и сказала, что произошел взрыв.

"Она была в буфете, купила булочку, даже не успела откусить... Очнулась уже на полу, все горело. Позвонила сразу мне. У нее отлетел ботинок вместе со ступней", - тихо рассказывает Юрий Константинович.

После звонка дочери он сразу побежал в больницу. Врачи сказали, что у нее сложный случай - полностью раздроблено бедро на одной ноге, на другой пришлось ампутировать часть ступни.

Девочку отправили в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии в Москву, где буквально по кусочкам собрали бедро, установили аппарат Илизарова. Потом был долгий болезненный послеоперационный период. По словам отца Наташи, даже перевязки ей делали под наркозом.

"Никто не думал, что она будет ходить, нога сначала не шевелилась. А потом, после занятия лечебной физкультурой, она потихоньку стала ходить, правда, колено только наполовину сгибается", - рассказывает Юрий Константинович.

Все это время папа был рядом с дочерью, для этого ему пришлось оставить работу и полностью изменить свою жизнь.

Всем пострадавшим в керченской трагедии выплатили материальную помощь, но семье Наташи средства перечислили не сразу. По словам Юрия Константиновича, местные власти почему-то сочли его неблагонадежным, говорили, что деньги на руки не дадут.

"Сказали, езжай в Москву, там помогут, а денег на руки тебе не дадим, а на эти деньги мы потом, как приедешь, отправим дитя в санаторий, купим что надо. Деньги дали потом, когда СМИ написали. Сразу и от президента полномочные пришли, потом деньги дали", - вспоминает мужчина.

Ему отстаивать интересы и защищать своего ребенка не привыкать: Наташу он воспитывает один. Много лет назад, когда дочка еще ходила в детский сад, жена бросила его с ребенком и с тех пор ни разу, с его слов, не интересовалась жизнью девочки, даже после трагедии в колледже.

"Я ее не помню. У меня нет к ней чувств ни как к маме, ни как к человеку. Ее мне заменила бабушка, к сожалению, она и дедушка уже умерли. Живем с папой вдвоем", - рассказала Наташа.

После неудачного брака Юрий Константинович больше не женился. В Керчи он занимается ремонтом квартир. Точнее, занимался: теперь он вынужден быть все время с дочкой, постоянных клиентов больше нет, перебивается временными заработками.

"Надеюсь в Москве найти работу. Буду искать рядом с больницей, чтобы быть рядом, вдруг Наташе что-то понадобится", - говорит он.




Служба новостей Керчь.ФМ

Если вы увидели опечатку в тексте самой статьи, то выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

В магазине

Фабрика натяжных потолков «Виктория»